Главная   Леголас   Галерея   Фан-арт     Мир Арды   Multimedia   WWW   Общение


Синдарин: язык благородных

Перевод - Fitzgerald, под редакцией Chameleon. Оригинал лежит тут.

Внутренняя история

Синдарин был основным языком эльдар в Средиземье, разговорным языком Серых эльфов, или синдар. Он был наиболее известен среди языков, произошедших от общего телерина, который, в свою очередь, вышел из общего эльдарина - предшественника квенья, телерина, синдарина и нандорина. "Серым эльфам квенья был близок, - объясняет Толкин, - ибо это был язык тех эльдар, которые, придя к побережью Средиземья, не ушли за Море, а остались в Белерианде. Тингол Серебряный Плащ из Дориата был их королем, и в долгих сумерках их наречие… отдалилось от языка эльдар по ту сторону Моря" (LotR, приложение F). Хоть и считается, что среди языков эльдар Средиземья синдарин сохранился лучше всего, из тех эльфийских языков, о которых мы обладаем широкими познаниями, он изменился более всех: "Язык синдар сильно изменился, пусть и незаметно, как дерево может неощутимо поменять форму: возможно, так мог бы измениться неписаный язык смертных за пятьсот лет или более. Уже перед Восходом Солнца речь синдар звучала иначе [чем квенья]; после Восхода изменялась еще быстрее, а пока стояла Вторая Весна Арды, то и вовсе стремительно". Изменения в языке были настолько обширны, что синдарин намного сильнее отличался от общего эльдарина, чем квенья или телерин Амана. Толкин говорил, что синдарин "изменялся как языки смертных" (LotR, приложение F). Это не значит, что изменения были беспорядочны и бессистемны - они определенно были закономерны - но звучание речи, сама ее "музыка", изменились разительно. К заметным изменениям относятся выпадение в словах последних гласных; превращение глухих взрывных согласных p, t, k в b, d, g после гласных; звонкие взрывные в том же случае стали спирантными (за исключением g, которая совершенно исчезла); также изменились многие гласные, главным образом, путем уподобления их другим гласным. "Развитие синдарина, задолго до прибытия изгнанников нолдор, было главным образом результатом незаметных изменений, подобных тем, что происходили в языках людей". Подводя итог всему, "это был все равно высший язык, подходящий для лесов, холмов и берегов, которые и оказали прямое влияние на его звучание".

К тому времени, когда нолдор возвратились в Средиземье, спустя почти три с половиной тысячи лет расставания с синдар, синдарин уже существовал в своей классической форме. (Действительно, этот язык приобрел завершенность и почти неизменную форму, вопреки утверждению Толкина о стремительности перемен после восхода Солнца: перемены, происшедшие в течение последующих семи тысяч лет, до времен Фродо, несравнимы с быстрым развитием синдарина в предшествовавшие три тысячи лет.) В Первую Эпоху уже существовали различные диалекты синдарина - архаичный язык Дориата, западный диалект фалатрим, или "берегового народа", и северное наречие митрим. Который из них послужил основой для синдарина, на котором говорили в последующие Эпохи, с уверенностью сказать нельзя, но, вероятнее всего, был это диалект фалатрим, так как Дориат был уничтожен, а из того немногого, что мы знаем о северном синдарине, известно только, что он отличался от синдарина времен Фродо. (Название Hithlum происходит из северного синдарина).

Нолдор и синдар сначала не понимали друг друга, ведь их языки стали слишком отличаться за долгое время их разлуки. Но нолдор быстро научились синдарину и начали даже переводить свои имена с квенья на язык Серых эльфов, так как "они считали абсурдным и неприятным называть тех, кто здравствует ныне и говорит на синдарине в повседневной жизни, именами совсем иного языкового строя". Иногда имена переводились с тщательностью; так, имя Altariel прослеживается до его (предположительной) формы в общем эльдарине - Nalatarigelle. Начав с такого "воссоздания", нолдор получили имя, которое могло бы появиться в синдарине, если бы в древности действительно существовало имя Nalatarigelle: Galadriel. Но не всегда имена преобразовывались настолько аккуратно. Знаменитое имя Fëanor на самом деле является компромиссом между Fëanáro на чистом квенья и "правильной" формой этого имени на синдарине, Faenor ("правильной" в том смысле, что если бы исходное имя Phayanâro существовало в общем эльдарине в древние времена, то на синдарине оно звучало бы именно так). Некоторые имена, к примеру, Turukáno или Aikanáro, просто сделали более синдаринскими по звучанию, и получившиеся Turgon и Aegnor на языке Серых эльфов не имеют какого бы то ни было значения. С переводом многих имен поторопились, их сделали до того, как нолдор уловили все тонкости синдарина, поэтому получившиеся имена "часто были неточными; они не всегда соответствовали первоначальному смыслу, точно так же как элементы слов синдарина не всегда были ближайшим переводом элементов слов квенья" (PM:342).

Однако нолдор, неизменно искусные в языках, вскоре совершенно овладели синдарином и точно установили его связь с квенья. Через двадцать лет после появления нолдор в Средиземье, на Mereth Aderthad, или Празднике Воссоединения, "даже нолдор говорили на языке Серых эльфов, так как быстро выучили наречие Белерианда, а синдар язык Валинора давался с трудом" (Сильмариллион, гл. 13). Квенья в качестве разговорного языка окончательно запретил употреблять Тингол, когда узнал, что нолдор, чтобы вернуться в Средиземье, убили многих телери и овладели их кораблями: "Отныне никогда не должен звучать в моих ушах язык тех, кто убивал моих родичей в Альквалондэ! И во всей моей державе не прозвучит он открыто". В результате "Изгнанники приняли язык синдар для повседневной жизни" (Сильмариллион, гл. 15). Представляется, что указ Тингола только ускорил естественный процесс; ведь, как замечалось выше, многие нолдор уже говорили на синдарине.

Позднее в Белерианде появились люди. В Приложении F во "Властелине Колец" говорится, что "дунаданы единственные из человеческих народов знали эльфийский язык и пользовались им; их отцы овладели синдарином и передавали его детям, как передают знания, почти не изменяя его с ходом лет". Возможно, именно дунаданы стабилизировали синдарин, по крайней мере, в общении между собой (согласно "Неоконченным сказаниям", синдарин, на котором говорили другие смертные, "тяготел к расхождениям и диалектам"). Каковы бы ни были в более позднее время языковые нормы синдарина у людей, в Первую Эпоху "большинство их [аданов] вскоре выучили язык Серых эльфов - они общались на нем между собой, и к тому же многие жаждали перенять эльфийские науки" (Сильмариллион, гл. 17). Со временем некоторые люди стали говорить на синдарине не хуже эльфов. Известная песня Narn i Chîn Húrin (таково ее точное написание) была написана человеком, поэтом по имени Dírhavel, "но эльдар отметили ее, ибо Dírhavel писал на языке Серых эльфов, в котором был весьма искусен" (С другой стороны, согласно "Неоконченным сказаниям", народ Халет не стремился изучать синдарин). Турин узнал синдарин в Дориате; некий Nellas "выучил его синдаринскому языку в древней манере - более старинному, изысканному, изобилующему красивыми словами".

Сами эльфы продолжали использовать синдарин на протяжении всей Первой Эпохи. В таких владениях нолдор, как Гондолин, можно было решить, что те вновь стали говорить на квенья, но тем не менее это было не так, за исключением королевского дома: "Для большей части народа Гондолина [квенья] стал языком книг, и, как другие нолдор, они приняли синдарин для своих повседневных нужд" ("Неоконченные сказания). Страж Гондолина заговорил с Туором вначале на квенья, а затем "на языке Белерианда [синдарине], хотя уху его эта речь показалась незнакомой, словно те, кто говорил на ней, надолго разлучились со своим родом"). Даже название города на квенья, Ondolindë, всегда звучит на синдарине - Gondolin (хоть это и не более чем адаптация, а не "подлинный" синдарин; праэльфийское Gondolindê дало бы Gonglin).

Многие говорившие на синдарине пали в войнах Белерианда, но благодаря вмешательству валар Моргот был низвержен в Войне Гнева. После окончания Первой Эпохи многие эльфы переселились на Эрессеа, и с того времени синдарин несомненно стал разговорным языком как в Средиземье, так и в Благословенном Краю (отрывок из Акаллабет, приведенный ниже, указывает на то, что нуменорцы общались с живущими на Эрессеа на синдарине). Валар, желая вознаградить людей за страдания в войне с Морготом, подняли из моря остров, и люди, следуя за Звездой Эарендила в предназначенный им край, нашли королевство Нуменор.

В Нуменоре синдарин использовался широко: "Хоть и бытовало еще среди них людское наречие, их короли и вельможи говорили на языке эльфов, который выучили еще в дни их союза, так что связи их с эльдар Эрессеа и запада Средиземья не обрывались" (Акаллабет). Потомки народа Беора даже пользовались синдарином в повседневности. Несмотря на то, что для большинства нуменорцев родным языком был адунаик, синдарин "в той или иной степени был знаком всем". Но позже времена изменились. Нуменорцы начали завидовать бессмертию эльфов, и в конце концов они отвернулись от древней дружбы с Аманом и валар. Надо полагать, когда в 3100-х гг. Второй Эпохи Ар-Гимильзор "строго запретил употребление языков эльдар", даже народ Беора отказался от синдарина и начал говорить на адунаике. История безумия Ар-Фаразона, коварная "капитуляция" Саурона, полное развращение нуменорцев и Падение Нуменора хорошо известны из Акаллабет. После Падения спасшиеся от гибели сторонники эльфов основали королевства Изгнанников в Средиземье, Арнор и Гондор. "Верные [после Падения]… говорили на синдарине и вновь придумывали на этом языке названия мест в Средиземье. Адунаик был обречен на постепенные изменения и искажения, как язык разговорный и единственный для необразованных. Люди высокого происхождения, и те, кто умел читать и писать, использовали синдарин даже в обычной жизни. Для некоторых племен, как говорят, синдарин стал родным языком, а простонародный адунаик осваивали лишь в случае необходимости. Чужестранцев синдарину не учили, по той причине, что он нес на себе печать наследия Нуменора, а также потому, что был весьма труден - гораздо более "простонародной речи". Соответственно, синдарин считался "обычным разговорным языком народа Элендила".

У самих эльфов синдарин во Вторую и Третью Эпохи распространился на восток, в конце концов вытеснив некоторые лесные диалекты (нандорин, даниан). "К концу Третьей Эпохи в двух краях, что приобрели особое значение во время Войны Кольца - Лориэне и королевстве Трандуила в северном Лихолесье - перестали говорить на лесных диалектах". Им на смену пришел синдарин. В ВК, гл. 6 1/II, создается впечатление, что язык, на котором говорили в Лориэне, был каким-то незнакомым диалектом лесных эльфов, но Фродо, автор Алой Книги, тут ошибся. В примечании в Приложении F поясняется, что во времена Фродо в Лориэне несомненно разговаривали на синдарине, "хоть и с "акцентом", так как большинство живущих там были из лесных эльфов. Фродо ввели в заблуждение этот "акцент" и ограниченное знакомство с синдарином (как на это указывает гондорский толкователь в Книге Таина). Конкретно об этом говорится в "Неоконченных сказаниях": "В Лориэне, где многие по происхождению были синдар, или нолдор, спасшиеся из Эрегиона, синдарин стал общим языком. Чем их синдарин отличался от того, на котором говорили в Белерианде (см. ВК, где Фродо сообщает, что наречие, на котором общался меж собой лесной народ, было не похоже на западное), теперь, конечно же, никому не известно. Возможно, его отличия нельзя описать только термином "акцент": различия гласных звуков и интонаций, достаточных для того, чтобы сбить с толку кого-то, кто не слишком хорошо знаком с синдарином, как Фродо. Разумеется, могли в их языке быть и диалектизмы, и другие особенности, своим появлением обязанные влиянию лесных наречий". На стандартном синдарине, без "акцента", очевидно, разговаривали в Ривенделле и в Гаванях Кирдана.

Но к концу Третьей Эпохи эльфы покидали Средиземье. Начиналось владычество смертных, Послерожденных Илуватара. Толкин отмечает, что в конце Третьей Эпохи было больше людей, чем эльфов, говоривших на синдарине или знавших квенья (Письма). Когда Фродо и Сэм встретили в Итилиене людей Фарамира, то вначале услышали, как те говорят на общем языке (вестроне), но затем они перешли на "иное наречие. Фродо ушам не поверил, услышав эльфийский язык, правда, немного измененный, и принялся удивленно разглядывать воинов, ибо понял, что они - южные дунаданы, потомки властителей Заокраинного Запада" (гл. 4 ВК 2/IV). В Гондоре "синдарин использовался для делового этикета, главным образом теми, кто был чистого нуменорского происхождения" (Письма). Словоохотливый травовед Палат Врачеванья упоминал синдарин как "язык благородных" (гл. 8 ВК 3/V: "Ваша светлость спрашивали королевский лист, как ее называют в народе, или атэлас на благородном языке, а тому, кто знает что-нибудь по-валинорски [т.е. квенья]…").

Что произошло с синдарином в течение Четвертой Эпохи, мы никогда не узнаем. Как и квенья, его должны были помнить до конца существования Гондора.

Названия языка

"Синдарин" - это название языка на квенья, полученное от "Sindar" (т.е. "серые"), переводится "язык Серых эльфов". Как синдарин назывался на нем самом, в точности неизвестно. Об эльфах Белерианда сказано, что "они не слышали иного языка, кроме своего собственного; и не было нужно им слова, чтобы отличать его от других". Вероятно, синдар называли свой язык просто Edhellen, "эльфийский". Как было отмечено выше, травовед Палат Врачеванья назвал синдарин "благородным языком" (наряду с тем, что "высочайшим языком мира" оставался квенья). Во "Властелине Колец" обычно употребляется термин "эльфийский язык", так как на синдарине говорили все эльфы.

Внешняя история

В 1954 году, в Письме №176, Толкин утверждал, что "повседневный язык западных эльфов (синдарин или язык Серых эльфов) - тот, что встречается в ВК, особенно в названиях. У этого языка и квенья общее происхождение, и изменения в нем были тщательно продуманы для того, чтобы придать ему лингвистические особенности, схожие (однако не те же самые) с особенностями валлийского варианта английского языка, так как во многих отношениях я нахожу его чрезвычайно притягательным; к тому же он, по-видимому, соответствует "кельтскому" характеру легенд и преданий, принадлежащих говорящим на этом языке". Позднее он полагал, что "эта часть истории, возможно, доставила читателям больше удовольствия, чем что-либо еще".

В мифологии Толкина с самого начала присутствовал язык с валлийским или кельтским звучанием. Первоначально он назывался гномьим, или I·Lam na·Ngoldathon, "язык гномов (нолдор)". Первый словарь гномьего языка Толкина, датируемый 1917 г., был опубликован в Parma Eldalamberon #11; это всеобъемлющий документ, содержащий тысячи слов. Многие слова гномьего языка встречаются также в приложениях к Утраченным сказаниям. В Parma к тому же опубликовали его грамматику (так и не законченную). Но несмотря на то, что Толкин вложил в этот язык много сил, позже он, в сущности, был им отвергнут. В более позднем документе Толкин говорит о гномьем как об "эльфийском языке, который в конечном счете стал прообразом синдарина", и замечает, что он "имел примитивную и неорганизованную форму". Некоторые из основных составляющих гномьей грамматики, в особенности мутации согласных, позднее были вновь использованы в синдарине. Также в него перешла (в неизменности или узнаваемой форме) часть гномьего словаря. Но даже при этом гномий все же оставался другим языком, хотя его фонетический стиль отчасти напоминал стиль синдарина (множество ch и th, большинство слов оканчиваются на согласную). Важная особенность синдарина - умляут, или особое ударение гласных, как сообщается, впервые возникает в грамматиках, создававшихся Толкином в двадцатых годах. Но лишь в тридцатых, с Этимологиями, в записях Толкина всплывает язык, чрезвычайно близкий синдарину "Властелина Колец". Он, однако, назывался "нолдорин", так как, подобно его предшественнику, гномьему, задумывался как язык не синдар, а нолдор - язык Валинора. На этом этапе о квенья Толкин думал как о языке "линдар" (позже - ваниар). И только лишь когда к "Властелину Колец" писались приложения, Толкин отказался от этой идеи и заменил нолдорин на синдарин. Тогда квенья стал первым языком и ваниар, и нолдор - последние просто переняли синдарин, когда пришли в Средиземье. "Оказалось", что звучащий по-кельтски язык мифов Толкина вовсе не был их собственным наречием (хотя, судя по летописям Средиземья, они определенно использовали его больше всех). Он возник не в Благословенном Краю Валинора, но принадлежал Средиземью.

В первоначальном представлении эльфы Белерианда говорили на языке, называвшемся Ilkorin, который синдарин в сущности заменил. Решение Толкина в корне изменить историю своего языка с кельтским звучанием, вероятно, было удачным; она сделалась более правдоподобной: несомненно, трудно представить, что у ваниар и нолдор могли развиться два столь различных языка, как квенья и "нолдорин", в то время как они жили бок о бок в Валиноре. Превращение "нолдорина" в синдарин позволило избавиться от этого вопроса; теперь две ветви эльфийского языка могли развиваться совершенно независимо, ведь говорящие на них веками жили вдали друг от друга.

"Нолдорин" Этимологий не совсем тождествен синдарину, как начинает казаться во "Властелине Колец", поскольку Толкин никогда не переставал совершенствовать и вносить изменения в придуманные им языки. Но многие несовпадения, отличавшие "нолдорин" от синдарина во "Властелине Колец", к счастью, систематизированы, Толкин привел в порядок некоторые подробности эволюции языка от праэльфийского. Следовательно, большую часть материала "нолдорина" можно легко скорректировать в соответствии с лингвистической историей "Властелина Колец". Некоторые слова нужно было чуть-чуть переделать; например, дифтонг "нолдорина" oe в синдарине скорее был бы ae. Так, Belegoer - название Великого Моря); впоследствии Толкин меняет его на Belegaer - и так оно выглядит на карте в "Сильмариллионе". Еще одно изменение касается согласных lh- и rh- в "нолдорине"; множество примеров показывает, что вместо них в синдарине должны быть просто l- и r-. Таким образом, мы можем сделать вывод, что такое слово "нолдорина", как rhoeg ("неправильный, извращенный"), на синдарине звучало бы как raeg, хоть эта форма нигде и не приводится. Было сделано предположение, что "нолдорин" Этимологий со всеми своими особенностями и есть "слегка странный" диалект синдарина, на котором нолдор говорили в Гондолине ("Неоконченные сказания"). Таким образом, можно даже полагать, что его предпочтительнее называть нолдорин, а не синдарин. Однако возможно также, что Толкин посчитал, что "нолдорин" в той степени, в которой он отличается от синдарина, ему не нужен.

Реклама: